Биология - Толстой, Лев Николаевич - Философия

08 февраля 2011


Оглавление:
1. Толстой, Лев Николаевич
2. Другие произведения
3. Религиозные поиски
4. Философия
5. Библиография
6. Мировое признание. Память



Религиозные и нравственные императивы Толстого явились источником движения толстовства, одним из основополагающих тезисов которого является тезис о «непротивлении злу насилием». Последний, согласно Толстому, зафиксирован в ряде мест Евангелия и есть стержень учения Христа, как, впрочем, и буддизма. Сущность христианства, согласно Толстому, можно выразить в простом правиле: «Будь добрым и не противодействуй злу насилием».

Против позиции непротивления, породившей споры в философской среде, выступил, в частности, И. А. Ильин в своей работе «О сопротивлении злу силою»

Критика Толстого и толстовства

«Великан и пигмеи. Лев Толстой и современные писатели». Карикатура.
  • Обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев в своём частном письме от 18 февраля 1887 года императору Александру III писал о драме Толстого «Власть тьмы»: «Я только что прочёл новую драму Л. Толстого и не могу прийти в себя от ужаса. А меня уверяют, будто бы готовятся давать её на Императорских театрах и уже разучивают роли <…> Я не знаю ничего подобного ни в какой литературе. Едва ли сам Золя дошёл до такой степени грубого реализма, на какую здесь становится Толстой. <…> День, в который драма Толстого будет представлена на Императорских театрах, будет днём решительного падения нашей сцены, которая и без того уже упала очень низко.»
  • Лидер крайне левого крыла Российской социал-демократической рабочей партии В. И. Ульянов, после революции 1905—1907 годов, писал, будучи в вынужденной эмиграции, в работе «Лев Толстой как зеркало русской революции»: «Толстой смешон, как пророк, открывший новые рецепты спасения человечества, — и поэтому совсем мизерны заграничные и русские „толстовцы“, пожелавшие превратить в догму как раз самую слабую сторону его учения. Толстой велик, как выразитель тех идей и тех настроений, которые сложились у миллионов русского крестьянства ко времени наступления буржуазной революции в России. Толстой оригинален, ибо совокупность его взглядов, взятых как целое, выражает как раз особенности нашей революции, как крестьянской буржуазной революции. Противоречия во взглядах Толстого, с этой точки зрения, — действительное зеркало тех противоречивых условий, в которые поставлена была историческая деятельность крестьянства в нашей революции. <…>».
  • После того как Толстой выступил против земского движения, Горький, выражая недовольство своих единомышленников, написал: «Этот человек оказался в плену у своей идеи. Давно уже он отделился от русской жизни и перестал прислушиваться к голосу народа. Он парит слишком высоко над Россией».
«Крейцерова соната». Женевское издание Михаила Элпидина без цензурных купюр. 1901.
  • Русский религиозный философ Николай Бердяев в начале 1918 года писал: «Л. Толстой должен быть признан величайшим русским нигилистом, истребителем всех ценностей и святынь, истребителем культуры. Толстой восторжествовал, восторжествовал его анархизм, его непротивленство, его отрицание государства и культуры, его моралистическое требование равенства в нищете и небытии и подчинения мужицкому царству и физическому труду. Но это торжество толстовства оказалось менее кротким и прекраснодушным, чем представлялось Толстому. Вряд ли он сам бы порадовался такому своему торжеству. Изобличён безбожный нигилизм толстовства, его страшный яд, разрушающий русскую душу. Для спасения России и русской культуры калёным железом нужно выжечь из русской души толстовскую мораль, низкую и истребляющую.»
Его же статья «Духи русской революции»: «В Толстом нет ничего пророческого, он ничего не предчувствовал и не предсказывал. Как художник, он обращён к кристаллизованному прошлому. В нём не было той чуткости к динамизму человеческой природы, которая в высшей степени была у Достоевского. Но в русской революции торжествуют не художественные прозрения Толстого, а моральные его оценки. <…> Толстовцев в узком смысле слова, разделяющих доктрину Толстого, мало, и они представляют незначительное явление. Но толстовство в широком, не доктринальном смысле слова очень характерно для русского человека, оно определяет русские моральные оценки. Толстой не был прямым учителем русской левой интеллигенции, ей было чуждо толстовское религиозное учение. Но Толстой уловил и выразил особенности морального склада большей части русской интеллигенции, быть может, даже русского человека-интеллигента, может быть, даже русского человека вообще. И русская революция являет собой своеобразное торжество толстовства. На ней отпечатлелся и русский толстовский морализм, и русская аморальность. Этот русский морализм и эта русская аморальность связаны между собой и являются двумя сторонами одной и той же болезни нравственного сознания. <…> Толстой сумел привить русской интеллигенции ненависть ко всему исторически-индивидуальному и исторически-разностному. Он был выразителем той стороны русской природы, которая питала отвращение к исторической силе и исторической славе. Это он приучал элементарно и упрощённо морализировать над историей и переносить на историческую жизнь моральные категории жизни индивидуальной. Этим он морально подрывал возможность для русского народа жить исторической жизнью, исполнять свою историческую судьбу и историческую миссию. Он морально уготовлял историческое самоубийство русского народа. Он подрезывал крылья русскому народу как народу историческому, морально отравил источники всякого порыва к историческому творчеству. Мировая война проиграна Россией потому, что в ней возобладала толстовская моральная оценка войны. Русский народ в грозный час мировой борьбы обессилили кроме предательств и животного эгоизма толстовские моральные оценки. Толстовская мораль обезоружила Россию и отдала её в руки врага.»
  • В. Маяковский, Д. Бурлюк, В. Хлебников, А. Кручёных, призывали «бросить Толстого Л. Н. и др. с парохода современности» в манифесте футуристов 1912 г «Пощёчина общественному вкусу»
  • Джордж Оруэлл защищал от критики Толстого У. Шекспира
  • Исследователь истории русской богословской мысли и культуры Георгий Флоровский: «В опыте Толстого есть одно решительное противоречие. У него несомненно был темперамент проповедника или моралиста, но религиозного опыта у него вовсе не было. Толстой вовсе не был религиозен, он был религиозно бездарен. <…> Своё „христианское“ мировоззрение Толстой извлёк вовсе не из Евангелия. Евангелие он уже сверяет со своим воззрением, и потому так легко он его урезывает и приспособляет. Евангелие для него есть книга, составленная много веков тому назад „людьми малообразованными и суеверными“, и его нельзя принимать всё целиком. Но Толстой имеет в виду не научную критику, а просто личный выбор или отбор. <…> Толстой каким-то странным образом точно запоздал душевно в XVIII-м веке, и потому оказался вне истории и современности. И он сознательно уходит из современности в какое-то надуманное прошлое. Всё его творчество есть в этом отношении какая-то непрерывная моралистическая робинзонада. Ещё Анненков называл ум Толстого сектантским. <…> Есть разительное несоответствие между агрессивным максимализмом социально-этических обличений и отрицаний Толстого и крайней бедностью его положительного нравственного учения. Вся мораль сводится у него к здравому смыслу и к житейскому благоразумию. „Христос учит нас именно тому, как нам избавиться от наших несчастий и жить счастливо“. И к этому сводится всё Евангелие! Здесь нечувствие Толстого становится жутким, и „здравый смысл“ оборачивается безумством… Основное противоречие Толстого в том именно, что для него жизненная неправда преодолевается, строго говоря, только отказом от истории, только выходом из культуры и опрощением, то есть — чрез снятие вопросов и отказ от задач. Морализм у Толстого оборачивается историческим нигилизмом.»
Обложка тома собрания сочинений Толстого в 22 томах. М, Худлит, 1978—1985
  • Святой праведный Иоанн Кронштадтский резко критиковал Толстого, а в предсмертном дневнике писал:
«24 Августа. Доколе, Гди, терпишь злейшего безбожника, смутившего весь мир, Льва Толстого? Доколе не призываешь его на Суд Твой? Се, гряду скоро, и мзда Моя со Мною воздаст комуждо по делом его? Гди, земля устала терпеть его богохульство. -»
«6 Сентября. Гди, не допусти Льву Толстому, еретику, превосшедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли — этот труп зловонный, гордостью своею посмердивший всю землю. Аминь. 9ть вечера.»

Экспертная оценка отдельных высказываний Толстого

  • В 2009 году в рамках судебного дела о ликвидации местной религиозной организации Свидетели Иеговы «Таганрог» была проведена судебная экспертиза литературы организации на предмет наличия в ней признаков возбуждения религиозной розни, подрыва уважения и неприязни к другим религиям. В заключении экспертов отмечено, что журнал «Пробудитесь!» содержит высказывание Льва Толстого: «Я убедился, что учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения», которое было охарактеризовано как формирующее негативное отношение и подрывающее уважение к Русской Православной Церкви, а сам Л. Н. Толстой — как «противник Русского Православия».
  • В марте 2010 года в Кировском суде Екатеринбурга Лев Толстой был обвинен «в подстрекательстве религиозной ненависти к православной церкви». Эксперт по экстремизму Павел Суслонов засвидетельствовал: "В листовках Льва Толстого «Предисловие к „Солдатской памятке“ и „Офицерской памятке“», направленных к солдатам, фельдфебелям и офицерскому составу, содержатся прямые призывы к разжиганию межрелигиозной розни, направленные против православной церкви"..


Просмотров: 29000


<<< Сильверстоун, Алисия
Уайт, Персия >>>