Биология - Ковалёв, Сергей Адамович - Первая чеченская война

08 февраля 2011


Оглавление:
1. Ковалёв, Сергей Адамович
2. Биография
3. Политическая деятельность
4. Правозащитная деятельность
5. Первая чеченская война
6. Семья



В начале Первой чеченской войны Сергей Ковалёв находился в должности уполномоченного по правам человека в РФ, выступал с резкой критикой политики властей России касающейся вооруженного конфликта в Чечне, последовательно выступал против нарушений прав человека в ходе войны, за прекращение боевых действий и решение конфликтов мирным путем. Сергей Ковалёв поддержал предстоящее в то время вхождение России в Совет Европы, он выступил за более активное участие Совета Европы в урегулировании чеченского конфликта и осуществлении контроля за выполнением Россией взятых на себя обязательств в области прав человека.

С 15 декабря 1994 года в зоне конфликта начала действовать «Миссия Уполномоченного по правам человека на Северном Кавказе», в состав которой вошли депутаты Государственной думы РФ и представитель «Мемориала». «Миссия Ковалёва» не имела официальных полномочий, а действовала при поддержке нескольких правозащитных общественных организаций, координировал работу Миссии правозащитный центр «Мемориал».

31 декабря 1994 года, накануне штурма Грозного российскими войсками, Сергей Ковалёв в составе группы депутатов Госдумы и журналистов вёл переговоры с чеченскими боевиками и парламентариями в президентском дворце в Грозном. Когда начался штурм и на площади перед дворцом начали гореть российские танки и БТРы, гражданские лица укрылись в подвале президентского дворца, вскоре там стали появляться раненные и пленные российские солдаты. Корреспондент Данила Гальперович вспоминал, что Ковалёв, будучи в ставке Джохара Дудаева среди боевиков, «почти всё время находился в комнате подвала, оборудованной армейскими радиостанциями», предлагая российским танкистам «выход из города без стрельбы, если те обозначат маршрут». Как утверждала находившаяся там же журналист Галина Ковальская, после того, как им показали горящие российские танки в центре города,

Сергей Ковалёв взял рацию у дудаевских охранников и по ней обратился к российским военнослужащим с призывом сдаваться в плен. За это Ковалёва потом объявят «предателем», его будет склонять министр обороны Павел Грачёв и помянет недобрым словом в своей книге генерал Трошев. Однако в тот момент все мы, включая Ковалёва, видели одно: наши парни зазря горят в танках. Плен — единственная для них возможность уцелеть.

— Галина Ковальская. Штурм и Глупость // «Еженедельный журнал», № 63, 1 апреля 2003

По мнению возглавляемого Ковалёвым Института прав человека, этот эпизод, равно как и вся правозащитная и антивоенная позиция Ковалёва, стали поводом для негативной реакции со стороны военного руководства, представителей государственной власти, а также многочисленных сторонников «государственного» подхода к правам человека. В январе 1995 года Госдума приняла проект постановления, в котором его работа в Чечне признавалась неудовлетворительной: как писал «Коммерсантъ», «из-за его „односторонней позиции“, направленной на оправдание незаконных вооруженных формирований».

В марте 1995 года Государственная дума отстранила Ковалёва от должности уполномоченного по правам человека в России, по мнению «Коммерсантъ», «за его высказывания против войны в Чечне». Генерал Геннадий Трошев в своей книге «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала», отрицательно оценивая роль Сергея Ковалева в чеченском конфликте 1994—1996 годов, писал, что российских солдат после сдачи в плен ожидали пытки:

В боях за Грозный появились первые пленные, вокруг которых развернулись баталии с участием московских политиков, правозащитников и журналистов. Особо недобрую роль в этом сыграл тогдашний уполномоченный по правам человека в РФ С. Ковалев, который открыто призывал наших солдат сдаваться в плен под его могучие гарантии освобождения. А о том, что их ждет в плену у «добрых» чеченцев, особо и не задумывались. Приведу здесь слова капитана Сергея Н., томившегося восемь месяцев в яме под Шали: «Об одном просил Бога — быстрее умереть…» Об избиениях, садистских пытках, публичных казнях и прочих «прелестях» чеченского плена говорить можно долго — читателя этим не удивишь. Но вот отрубание голов, снятие кожи и скальпов с живых солдат, распятые тела в окнах домов — с таким федеральным войскам впервые пришлось столкнуться в Грозном.

— Геннадий Трошев. «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала», воспоминания, книга

Также это подтвердил Александр Петренко, заместитель командира батальона 131 мотострелковой бригады:

"Вот он в эфире говорил: «Я правозащитник. Ребята, я, Сергей Ковалёв, беру на себя ответственность. Выходите, сдавайтесь, и вас сейчас на машинах вывезут в ваши части». А на самом деле они вышли, их взяли в плен, потом этих пацанов кастрировали, изнасиловали…"

В июне 1995 году Джохар Дудаев, признавая заслуги Ковалёва, наградил его орденом Чеченской Республики Ичкерия «Рыцарь чести», однако тот отказался получать его до завершения войны. Орден был вручен Ковалёву после окончания войны, в Москве, в Доме журналиста 22 января 1997 года. Такой же орден был присужден и вручен за «победоносный поход на Буденовск» Шамилю Басаеву, которого Ковалев назвал в российском телеэфире «современным Робин Гудом с гранатометом»..

В составе «миссии Ковалёва» в зону конфликта выезжали представители разных неправительственных организаций, депутаты, журналисты. Миссия занималась сбором информации о происходящем на чеченской войне, занималась розыском пропавших без вести и пленных, содействовала освобождению российских военнослужащих, попавших в плен к чеченским боевикам. Так, например, газета «КоммерсантЪ» сообщала, что во время осады российскими войсками поселка Бамут, командовавший отрядами боевиков Хайхароев обещал казнить по пять пленных после каждого обстрела поселка со стороны российских войск, но под влиянием Сергея Ковалёва, который участвовал в переговорах с полевыми командирами, Хайхароев отказался от этих намерений.

Также, отвечая на вопросы читателей на своем сайте о ее совместной политической деятельности с Сергеем Ковалевым, Валерия Новодворская сказала:

А что он <Сергей Адамович Ковалев> поддерживал Басаева в 1995 году, так он был совершенно прав, потому что Басаев в 1995 году — это не Басаев 2005 года. Тогда Басаев действительно мог считаться Робин Гудом, он ничего дурного не делал, он защищал свою страну. И, действительно, чеченцы дали ему орден, и дали за дело, потому что он пытался остановить войну. А в 2002 году никого из нас молодые боевики не позвали, ни меня, ни Ковалева. Они просто уже не знали, они выросли после первой войны, они никого из нас не знали. Не знали, что мы были друзьями Джохара Дудаева.

— Валерия Новодворская. // Официальный вебсайт "Демократического Союза", раздел: "Валерия Новодворская отвечает на вопросы"

В июне 1995 года Сергей Ковалёв участвовал в освобождении заложников в Будённовске. По словам Егора Гайдара, прибыв в Будённовск с группой депутатов Государственной Думы, Ковалёв добился прекращения штурма больницы, который мог привести к значительным жертвам среди заложников, а затем, получив полномочия от Премьер-министра России Виктора Черномырдина, вёл с террористами переговоры об освобождении заложников и предоставлении свободы Басаеву и его боевикам. В результате переговоров все заложники, остававшиеся на тот момент в живых, были освобождены, Басаев и его отряд отпущены на свободу.

11 декабря 2006 года Сергей Ковалёв был награждён орденом Почётного легиона. Вручая высшую награду французского государства, посол Франции «отметил роль Ковалева в освобождении 1,5 тысяч заложников во время нападения отряда террористов в Буденновске в 1995 году, где известный правозащитник предложил себя вместо заложников».



Просмотров: 14430


<<< Дратцев, Евгений Юрьевич
Кондратюк, Игорь Васильевич >>>