Биология - Эпидемия сибирской язвы в Свердловске - Неофициальные версии

09 февраля 2011


Оглавление:
1. Эпидемия сибирской язвы в Свердловске
2. Официальная версия
3. Неофициальные версии



Версия случайного выброса

В последнюю пятницу марта 1979, когда производство спор сибирской язвы было временно приостановлено, один из работников лаборатории снял загрязнённый фильтр, предотвращавший выброс спор в окружающее пространство. Он оставил об этом записку, однако не сделал полагающейся записи в журнале. Начальник следующей смены включил оборудование, и только через несколько часов было обнаружено, что фильтр не установлен.

Облако выброса ветром было разнесено на юг и юго-восток от места выброса, частично прошло над территорией расположенного рядом военного городка № 32, прошло через район «Вторчермет» и посёлок керамического завода. Сам 19-й городок под облако выброса не попал.

Днем 2 апреля офицеры городка N 32 переведены на казарменное положение. 3 или 4 апреля в Свердловск прибыл начальник 15-го главного управления Генерального штаба ВС СССР генерал-полковник Е. И. Смирнов.

3-4 апреля все работники военного городка N 19 прошли поголовную диспансеризацию и вакцинацию.

Днем 4 апреля в Свердловск прилетели два специалиста из Москвы — замминистра здравоохранения, главный государственный санитарный врач СССР генерал П. Н. Бургасов, а также главный инфекционист Минздрава СССР В. Н. Никифоров. Они были командированы министром здравоохранения Б. В. Петровским для борьбы с эпидемией, о которой еще не знали лечащие врачи города. П. Н. Бургасов пробыл до 14 мая, В. Н. Никифоров — до конца эпидемии.

Днем и вечером 4 апреля 1979 г. появились первые больные и умершие гражданские лица, прежде всего среди рабочих керамического завода. Они закончили свою жизнь в 20-й больнице с диагнозом «пневмония».

По данным журнала «Урал», бывший начальник особого отдела Уральского военного округа Андрей Миронюк рассказал журналисту: "В начале апреля мне стали докладывать, что умерли несколько солдат и офицеров запаса, проходивших сборы в 32-м военном городке. Недели две мы отрабатывали различные версии: скот, питание, сырье для заводов и так далее. Я попросил у начальника 19-го городка, который находится по соседству с 32-м и где имелась военная лаборатория, карту направления ветров, дувших в те дни со стороны этого объекта. Мне ее дали. Я решил перепроверить данные и запросил аналогичные сведения в аэропорту „Кольцово“. Обнаружились существенные расхождения. Тогда мы создали оперативные группы и пошли следующим путем: подробно опросили родственников умерших и буквально по часам и минутам, с конкретной привязкой к местности отметили на карте те места, в которых находились погибшие. Так вот, в определенное время, где-то в 7—8 часов утра, все они оказались в зоне ветров с 19-го городка. Точки местонахождения пациентов протянулись вытянутым овалом с длинной осью примерно в 4 километра — от военного городка до южной окраины Чкаловского района, где плотность населения в 1979 году была 10 тысяч человек на один квадратный километр.

Потом люди из КГБ подключили свою технику к служебным кабинетам лаборатории, и мы узнали правду. Первая вспышка язвы произошла в результате халатности обслуживающего персонала: один из сотрудников лаборатории пришел рано утром и, приступив к работе, не включил защитные механизмы. В результате резко повысилось давление на „рубашку“ вентиляционной системы, фильтр лопнул и выпустил на волю смертоносные споры сибирской язвы. Они разлетелись веером по территории, на которой впоследствии начали гибнуть невинные люди. Жертвами стали те, кто рано утром спешил в городок на сборы, на работу, учебу, кто был на балконе, на улице и так далее.

Дело ученых решать: было ли то бактериологическое оружие или что-то еще. Мы же знали точно, что источник заразы — военная лаборатория, и ее руководство пыталось скрыть этот факт. Лишь после того, как их приперли к стенке, специалисты сознались. Тогда-то и была разработана целая программа по дезинформации общественного мнения в стране и мире. Под контроль взяли почту, связь, прессу. Работали и с иностранной разведкой…».

В октябрьском номере журнала «Родина» за 1989 год, затем в августе-ноябре 1990 г. в советской печати появились первые предположения, что источником эпидемии мог стать выброс спор из лаборатории в военном городке Свердловск-19. Этой версии придерживаются журналисты ряда изданий, в том числе BBC.

Версия диверсионно-террористического акта

В некоторых научных источниках на основании анализа эпидемиологии вспышки заболевания делается вывод о диверсионно-террористическом характере инцидента. При этом приводятся следующие соображения:

  • Эпидемиология вспышки не характерна для одномоментного выброса возбудителя из точечного источника. Со ссылкой на схемы очагов инфицирования людей, составленные профессором Гарвардского университета М. Мезельсоном и соавторами, М. В. Супотницким делается вывод о том, что отчётливо прослеживается гнёздный характер инфицирования сибирской язвой, то есть наличие не одного очага, а нескольких дискретных очагов. Очаги расположены вдоль искусственной ровной линии, имитирующей направление ветра на юг. Кроме того, одномоментный выброс спор из точечного источника предполагал бы появление больных, прежде всего, вблизи источника аэрозоля, то есть в месте наибольшей концентрации спор. В действительности же клиническая картина оказалась противоположной, чем дальше от предполагаемого «места выброса», тем больше выявлено заражённых. При этом ветер в указанный период вдоль линии распространения инфекции не дул..
  • По данным американских специалистов, штаммы возбудителя VNTR4 и VNTR6, вызвавшие заболевание в Свердловске, имеют западное происхождение.
  • Сходные по картине случаи инфицирования сибирской язвой и лихорадкой Денге были отмечены, соответственно, в 1979 г. в зоне расположения просоветских партизан в Зимбабве и в 1981 г. на Кубе, а в дальнейшем — при террористическом акте в США в 2001 г.
  • Информированность о происходившем на Западе с самого начала оказалась лучше, чем в СССР. По данным правозащитника Льва Фёдорова, радиостанция «Голос Америки» рассказала о вспышке сибирской язвы в Свердловске 5 апреля 1979 года — буквально на следующий день после появления первых заболевших и ещё до того, как в СССР был поставлен диагноз. При этом вскрытие трупа первого погибшего произошло лишь 10 апреля, и только тогда патологоанатомы в СССР предположили заражение сибирской язвой. Однако Лев Фёдоров в своей более поздней книге «Советское биологическое оружие: история, экология, политика» утверждает, что в рамках «операции прикрытия» корреспонденту одной газеты было указано сообщить, что 5 апреля 1979 года «Голос Америки» будто бы сообщил о разработках биологического оружия в СССР и о выбросе штамма сибирской язвы в Свердловске. Но, по новым утверждениям Фёдорова, радиостанция «Голос Америки» проверила по его просьбе свои архивы и отрицала факт сообщения о сибирской язве от 5 апреля 1979 года.
  • Аргументы Свердловска стали решающими при возобновлении научной программы по совершенствованию биологического оружия в США. Ассигнования на эти цели за первые 5 лет после 1979 года увеличились в 5 раз.


Просмотров: 9876


<<< Энтомологическое оружие
Эпидемия чумы на Дальнем Востоке 19101911 годов >>>